Profilpipe.ru

Профиль Пипл
14 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бей жида большевика морда просит кирпича

Листовки Третьего рейха для СССР

«Листовки Третьего рейха для СССР» — предназначенные нацистской Германией для Советского Союза агитационные материалы в виде листовок. Разного содержания пропагандистские листовки распространялись, часто с использованием сил люфтваффе, как на территории СССР, так и на территории большинства стран-участников антигитлеровской коалиции.

Содержание

[править] Предназначение и результат

В первые годы войны пропагандистское распространение листовок производилось Вермахтом с целью стимулирования бойцов Красной Армии к «спасительному» получению статуса советского военнопленного или дезертирству, позже предлагалось пополнить ряды коллаборационистских отрядов, например, РОА. Результат агитации, в первую очередь, зависел от тяжести военной ситуации.

[править] Содержание и стиль листовок

Историк Игорь Ермолов [1] и историк Александр Окороков [2] считали, что на стилистику немецких листовок повлияли антисоветские настроения сотрудничавшей с немцами русской эмиграции. Однако, сотрудник пропагандистской службы Вермахта, русский эмигрант Александр Казанцев, утверждал, что сочиняли листовки сами немцы, часто зондерфюреры фронтовых пропагандистских служб [3] , этот известный антисоветчик, сокрушаясь о неудаче листовок про жида-политрука [4] , так охарактеризовал содержание большинства немецких листовок:

— «Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом», Александр Казанцев.

В годы ВОВ, удивляясь низкому качеству некоторых немецких агитационных листовок [5] , бывший редактор оккупационной газеты «За родину», коллаборационист Анатолий Макриди (псевд. Стенрос), пытался выяснить у немецкого генерала, «почему немцы так халтурно ведут антикоммунистическую пропаганду и поручают её всяким проходимцам» и получил исчерпывающий ответ: «…мы и так победим».

Фронтовики долгое время вспоминали непродуманные немецкие листовки, например, «Сталинград возьмем бомбежкой, в Астрахань войдем с гармошкой» [6] , очевидец Лев Аннинский вспоминал запомнившиеся ему с детства странные листовки против рытья противотанковых рвов в Белоруссии: «Девочки-беляночки! Не копайте ямочки…» [7] , схожие по содержанию малоэффективные листовки «Дамочки, не ройте ваши ямочки, придут наши таночки, зароют ваши ямочки» разбрасывались силами люфтваффе на подступах к Ленинграду [8] . Бывали случаи, когда выпытав фамилии командиров у пленных солдат немцы печатали и распространяли листовки на позициях этих командиров с обращением к ним [9] .

[править] Пропуск в плен

Зачастую на немецких листовках был так называемый «Пропуск» («Passierschein» или «Ausweis») с обычными для такого рода документов гарантиями сохранения жизни [10] , для советских солдат «пропуск в плен» являлся, порой, самой главной частью во всем содержании немецкой листовки [11] .

[править] Хранение листовок

В период ВОВ, наличие листовки с «пропуском в плен» у красноармейца вызывало подозрение следственных органов о его неблагонадежности [12] . Зная о запрете на хранение листовок, службы пропаганды Вермахта шли на ряд ухищрений, например, делали листовки на курительной бумаге, с обоснованным расчетом на то, что из-за дефицита бумаги бойцу жалко её выбросить [13] , по этому поводу фронтовик Елеазар Мелетинский вспоминал о случае, когда не знающий русского языка солдат был строго наказан за раскуривание, а значит и хранение подобной листовки [14] . Бывший секретарь военно-полевого суда Яков Айзенштат, утверждал, что наличие листовки рассматривалось трибуналом, как отягчающее обстоятельство и дело часто заканчивалось расстрелом военнослужащего, сохранившего листовку. [15] . Гражданские лица также наказывались за чтение листовок, к примеру, в том числе и за это, был репрессирован художник Василий Ситников, а по детским воспоминаниям блокадника Александра Траугота, брата художника Валерия Траугота, ленинградское радио регулярно передавало списки расстрелянных за хранение листовок подобных «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» [16] .

[править] Антисемитские листовки

Антисемитская тема присутствовала во многих немецких листовках, иногда она находила отклик у солдат советской армии [17] , что послужило причиной сильного душевного волнения [18] литературного критика Льва Аннинского, который заметил расчет немецкой пропаганды на особенности менталитета целевых групп, реализованный, к примеру, в содержании сексуального характера листовок подготовленных немцами к французской кампании [19] и антисемитских листовок распространяемых ими же на советской территории во время ВОВ [20] .

[править] Как поступали с немецкими листовками

Немецкие листовки, в соответствии с приказом командования Красной армии, подлежали уничтожению, с этой целью ответственные за сбор листовок солдаты собирали их и сжигали [21] .

[править] „Власовские“ листовки

Пример генерала Власова использовался службами пропаганды Третьего Рейха для агитации солдат Советской армии, разбрасывались листовки с советом следовать примеру Власова [22] . Власовские листовки имели определенный успех как на восточном фронте, так и в тылу. Иногда на передовой выступали Генералы РОА, которые активно пропагандировали солдат РККА к сдаче в плен. Власовская пропаганда была вполне успешной, имеются сведения, в которых упоминается сдача в плен солдат РККА даже в марте-апреле 1945 года. Во время боевых стычек солдаты РОА активно через своих пропагандистов применяли весьма убедительные речи, которые иногда склоняли целые подразделения РККА к сдаче в плен именно власовцам. Третий рейх не сразу, но стал использовать литературный талант и дар убеждения некоторых участников РОА, в основном, целью их воззваний было убедить красноармейцев перейти на сторону немцев [23] , на эту тему был выпущен ряд листовок.

[править] Листовки для немецких солдат Восточного фронта

Немецкие листовки «внутреннего пользования» для солдат Вермахта Восточного фронта носили антисоветский характер, разжигающий ненависть к Красной Армии. Выглядело это следующим образом:

— «Крым под пятой Гитлера. Немецкая оккупационная политика в Крыму 1941—1944 гг», Олег Романько.

В этой же книге Олег Романько отмечал, что «монголы» из этих материалов были такой же фигурой пропаганды, как и «еврейские комиссары», ссылаясь на авторитетных ученых, украинский военный историк утверждает, что большинство немцев понятия не имели, кто такие монголы и тюрки.

Читать еще:  Керамический или силикатный кирпич или керамический блок

Советская пропаганда для немецких солдат

В последние столетия истории человечества у любой войны появился «второй фронт» — пропагандистский. Задача пропагандистов проста – убедить своих солдат в том, что надо стоять до конца, и победа неизбежна, а до вражеских солдат донести мысль о том, что сопротивление бессмысленно, а в плену хорошо кормят.

Вторая Мировая война, ставшая для нас с 22 июня 1941 года Великой Отечественной, не могла не вестись и на пропагандистском фронте. Противник, в этом плане, у нас был более чем опасный – нам противостояло Министерство Просвещения и Пропаганды Третьего Рейха, возглавляемое талантливым пропагандистом Йозефом Геббельсом.

Миллионными тиражами печатались листовки – «пропуска в плен» с незамысловатыми лозунгами типа «Бей жида – большевика, морда просит кирпича», на оккупированных территориях издавались столь же огромными тиражами газеты и брошюры с броскими названиями (например, «Гитлер – освободитель»)

А вот наша, советская пропаганда, увы, поначалу была не слишком эффективной. Сказалась инерция тех лет, когда наши пропагандисты грезили мировой революцией. Немецкие солдаты воспринимались как «братья по классу», которых обманули и заставили идти на войну немецкие эксплуататоры. Но, и наши солдаты, и наши пропагандисты, быстро разобрались в том, что немцы и их союзники это просто немцы (просто финны, румыны, итальянцы и так далее). К тому же, зимой 41-го Вермахт впервые понес сокрушительное поражение под Москвой. И наша пропаганда, наконец, «заработала».

Пропагандисты по обе стороны фронта использовали сходные приемы. Самый очевидный — создание крайне негативного образа лидера противоборствующей стороны — у нас солдаты шли в бой под лозунгом «За Родину, За Сталина!», немцы давали присягу лично Адольфу Гитлеру. У союзников официального «культа личности» премьер-министров и президентов не было, но первые лица в государстве пользовались доверием, тех, кто идет на передовую с винтовкой в руках. Так что, главными мишенями пропаганды были, как легко догадаться, Гитлер, Сталин, Рузвельт, Черчилль, Муссолини, Тодзио.

Другой популярный прием – живописание потерь и прочих ужасов войны (с тонким намеком – а оно тебе надо? Может быть, лучше переждать эту «заварушку» в плену?).

Немецкие «пропуска в плен», газеты и брошюры для оккупированных территорий Советского Союза широко известны. Так что, давайте рассмотрим образцы советской пропаганды для немецких солдат.

«Горилла Адольф». Листовка датирована 29 августа 1941 года. Авторы – знаменитые Кукрыниксы (Михаил Куприянов, Порфирий Петров, Николай Соколов). Текст листовки прост «Горилла Адольф. Внимание! Бешенная!». «Вот где он находится. Вот где он будет находиться!». Тираж листовки – миллион экземпляров.

«Да здравствует топор!» Еще одна листовка от Кукрыниксов. Снова август 1941 года. Комментарии излишни.

«Гитлер – этой война. Немецкий солдат – он идет по твоей крови». Эта листовка датирована июлем 1941-го. К июлю, кстати, немцам уже было ясно, что «война на Востоке» это совсем не увлекательный поход по Польше или Франции.

«Немецкий солдат! Смотри, кто виновен в этой войне. Долой Гитлера и его фашистскую орду!». Не самый удачный образец с точки зрения текста – немцы называли себя национал-социалистами, а фашисты для них были в Италии. Но, картинка все равно хорошая.

«Мои солдаты всегда близки мне». Вариант беспроигрышный. У каждого читателя листовки кто-то из друзей к тому времени погиб.

«Крестовый поход Гитлера». Снова раскрытие темы потерь.

А это советский вариант «пропуска в плен». Датирован ноябрем 1941-го года. «Гитлер – враг немецкого народа».

Для немецких солдат у нас многомиллионным тиражом издавался четырехстраничная газета с красноречивым названием «Front Illustrierte fur den Deutschen Soldaten» (Фронтовые иллюстрации для немецких солдат»). Издавался еженедельно, начиная с июля 1941-го по апрель 1945-го. Вот картинка из номера за декабрь 41—го.

А это обложка этого номера.

И еще одна обложка того же издания. Слишком прямолинейная, на мой взгляд. Впрочем, к сентябрю 1944-го можно было уже и не особо сентиментальничать с противником.

Как видите, в области пропаганды мы ни в чем не отставали от противника. В первые месяцы войны, когда враг шел на Восток не могла работать никакая пропаганда. Пусть даже самая гениальная. Но зато потом.

Но следуют признать и профессионализм наших оппонентов – они смогли убедить многих немцев в финале войны в том, что на них надвигается орда «варваров с востока». Полчища Аттилы и Чингиз-хана просто «белые и пушистые» в сравнении с нашими предками, завоевавшими победу. Итогом этих пропагандистских усилий стало то, что многие немцы убивали свои семьи и кончали жизнь самоубийством при приближении советских войск. Так что, на совести доктора Геббельса жизни не только советских женщин и детей, но и жизни его соотечественников, не принимавших участие в войне и ни в чем не повинных.

Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!

«Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» — антисемитский и антисоветский лозунг на двусторонних агитационных листовках Третьего рейха, предназначенных для СССР, а также обозначение самих этих листовок, широко распространявшихся силами люфтваффе на территории Советского Союза в первые годы Великой Отечественной войны. Чаще всего с одной стороны листовки располагался графический рисунок с призывами, а с другой — преимущественно текстовая информация, предназначенная для перебежчиков.

1. Содержание, предназначение и результат
В содержание листовок, кроме иллюстрированного слогана «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», напоминающего комикс, входил «пропуск в плен» с изображением нацистской символики и обращение с заглавием: «Командиры и бойцы Красной Армии!». В «Пропуске» «Passierschein» или «Ausweis», сопровождавшемся немецким переводом, перебежчикам обещали хороший приём, питание и трудоустройство, а обращение к красноармейцам, помимо политической агитации, порой обещало получение земельного участка. Русский текст большинства листовок изобиловал стилистическими и орфографическими ошибками.
Пропагандистское распространение этих листовок производилось вермахтом с целью склонения бойцов Красной армии к «спасительной» сдаче в плен или дезертирству.
В разное время схожая ситуация отмечалась на фронтах союзников, там были распространены случаи сохранения «пропусков в плен» или покупки лишних, сохраняли советские листовки с «пропусками» и немецкие солдаты.

Читать еще:  Обжиг глиняного кирпича печи для обжига

2. Версии о происхождении
Один из популярных авторов, пишущих на историческую тему, выдвинул версию, что использование в листовке жаргонного словосочетания «…рожа просит кирпича» является следствием неких немецких лингвистических исследований распространенных советских выражений. В фильме «Кукрыниксы против Геббельса» сообщается, что подобные листовки составлялись прибалтийскими немцами, некоторые из которых состояли на службе у Адольфа Гитлера.

2.1. Версии о происхождении Версия историков
Историки считают, что листовка под реестровым номером 150 RA/1 была отпечатана в нацистской Германии, в середине сентября 1941 года, тиражом в 160 миллионов экземпляров.
Некоторые историки полагают, что листовку «Бей жида-политрука…» по немецкому заказу составляли бывшие российские подданные или советские граждане. Так, в своей книге о немецкой пропаганде во время Второй мировой войны историк Александр Окороков выдвинул версию о том, что содействие структурам Третьего рейха в составлении пропагандистского материала оказывали белоэмигранты, представление которых о советском народе мало отличалось от немецкой точки зрения, там же он отмечал, на примере листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», что «Нелепость такой продукции рождала в среде трезвомыслящей русской эмиграции и постсоветской интеллигенции мысль о влиянии на германские пропагандистские органы советской агентуры». Мнение о том, что эту листовку немцам помогали составлять российские эмигранты, сотрудничающие со службами агитации вермахта и СС, высказывали историк Сергей Кудряшов и военный историк Николай Аничкин. Таким образом, многие профессиональные историки склонны «винить» в неграмотности немецкой листовки в первую очередь коллаборационистов.

3.1. Реакция советских людей Точки зрения историков
Ряд российских историков склонялись к мнению, что листовка «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», относительно всего периода Великой Отечественной войны, оказала незначительное агитационное влияние, как на военных, так и на гражданских лиц. Например, историк Борис Ковалев в своих публичных лекциях, ссылаясь на «Дневник коллаборантки» Л. Т. Осиповой, рассказывает о негативной реакции ожидающей избавления от советской власти части царской профессуры и интеллигенции на эту листовку. Историк Сергей Кудряшов отмечал, что листовка с первых дней войны вызывала у красноармейцев негативную реакцию и смех, схожего мнения придерживался историк Олег Будницкий. По мнению историка Александра Окорокова, эта листовка запомнилась бойцам Красной армии своей нелепостью, вызывала презрительное непонимание основной массы советских граждан, однако он не исключал, что некоторая их часть могла с сочувствием отнестись к призыву «бить жида», в том числе и по антисемитским мотивам. Один из офицеров РОА утверждал, что немецкие листовки антисемитской направленности с надписями типа «Бей жида-политрука — морда просит кирпича» в среде красноармейцев вызывали лишь омерзение.

3.2. Реакция советских людей Мнения писателей и публицистов
У писателей и публицистов сложилось крайне противоречивое отношение к реакции советских людей на листовку про рожу «жида-политрука». Публицист Леонид Радзиховский, основываясь на книге Марка Солонина про 1941 год «22 июня», сделал обобщающий вывод о том, что расчет немецкого командования на листовку «Бей жида-политрука…» оправдался, так как, по мнению публициста, подобные призывы находили понимание у советских солдат, имели у них немалый, порой колоссальный, успех и пользовались большим спросом не только на русско-германском фронте, но и среди гражданского населения СССР и Восточной Европы, по причине, в первую очередь, широко распространенного антисемитизма. По мнению же политического журналиста Олега Кашина слоган про жида-политрука и его морду был крайне неудачными, потому малоэффективными. Обозреватель газеты «Коммерсант» Михаил Трофименков, сравнивая эту местечковую листовку с глобальными пропагандистскими материалами союзников, отмечал преимущество американских листовок перед немецкими. Писатель, географ Павел Полян считал, что айнзацгруппы, сформированные немцами из советских граждан, руководствовались именно принципом «избиения жидов». По утверждению писателя Владимира Богомолова, на участке танковых корпусов группы Гудериана были случаи, когда красноармейцы сдавались под гарантии листовок геббельсовской пропаганды «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», обычно пленные расстреливались немцами.

3.4. Реакция советских людей Детские воспоминания очевидцев
По детским воспоминаниям, а ощущения подростков от листовки почти всегда соответствовали взрослым и порой были оригинальными, никакого особого впечатления они не производили. Так, переживший ребёнком немецкую оккупацию, писатель Анатолий Кузнецов в поздних редакциях своего романа-документа «Бабий Яр» отмечал, что на молодое поколение производили впечатление разве что обещания сытой жизни с обратной стороны этих листовок, разумеется при условии сдачи в плен. Художник Илья Глазунов, тоже в юности, обращал внимание на запоминающуюся карикатурную графику листовок про «жида-политрука». Писатель Виталий Сёмин так вспоминал свои детские ощущения от листовки:
На жёлтой, как сахар-сырец, бумаге было изображено носатое, ушастое лицо в пилотке со звездой, а подпись гласила: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича». Меня поразила мелкость злобы, не сопоставимая, казалось бы, с результатами, достигнутыми немецкой армией. И ещё поразила какая-то запущенная, давняя и непечатная малограмотность, какая-то старинная уличная глупость, какое-то безобразие, заключенное в самой конструкции этой фразы. А я ведь и ожидал прочесть что-то угрожающее, враждебное себе.
Блокадник Александр Траугот, брат художника Валерия Траугота, вспоминает, что содержание разбрасываемых осенью 1941 года немецкими самолётами розовых бумажек «поражает глупостью даже нас, мальчишек: «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича» и т. п. По радио регулярно передают списки расстрелянных за хранение этих листовок».

Читать еще:  Краска для наружной покраски кирпича

5.1. Вариации Стихи
Распространялись и стихи с этим или схожим лозунгом, например:
«Бей ты жида и парторга
Их морды просят кирпича,
Спасайся к нам от их нагана
«Сталин капут» во всю крича».

5.2. Вариации Проза
В целом, лозунги с содержанием «Бей политруков! Бей жидов!», особенно в начальный период войны, являлись основой немецкой печатной пропаганды, распространялись они чаще всего на листовках, посредством сбрасывания с самолётов или через агитационные боеприпасы. Периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны наполнялись материалом схожей направленности с аналогичными призывами.
Историк Борис Соколов утверждал, что схожий лозунг «Бей жида-большевика, морда просит кирпича» активно использовался нацистской пропагандой при обработке мирного населения и, по словам историка, часто «падал на благодатную почву». Журналист Максим Соколов отмечал, что чем хуже было состояние дел на фронте, тем больше готовность была бить «жида-большевика» и наоборот, при этом обратив внимание, что и первые советские агитационные листовки были стилистически схожими с немецкими.

День в истории. «Курить разрешается!»

31 января 1943 года в Сталинграде сдался в плен Красной Армии фельдмаршал Фридрих Паулюс, командующий окружёнными в Сталинграде германскими войсками. Это стало вехой и в истории Германии (никогда ещё германский военачальник такого ранга не сдавался в плен живым), и знаком поворота в Великой Отечественной войне.
Между прочим, в СССР в 1941 году были и те, кто мечтал о поражении большевиков и приходе «культурной Европы». НТСовец А.С. Казанцев описывал жестокое разочарование, постигшее этих людей:
«Вскоре после приезда в Берлин в русской эмигрантской семье я встретился с профессором-ленинградцем, в начале войны перешедшим со своей семьей — жена и два сына — на сторону немцев. Ему под каким-то благовидным предлогом удалось выбраться из Ленинграда и в селе около Пскова дождаться прихода немецких частей. Его рассказ, одно из первых впечатлений о той стороне, запомнился мне почти дословно.
— В семейном кругу, или уж в кругу совсем близких друзей и знакомых, мы частенько говорили, что спасёт нас только война и что воевать с советской властью будет, конечно, только Германия… 22 июня мы и встретили как наше освобождение… Скоро прилетели и первые немецкие самолёты. Весь Ленинград, как снегом, засыпало листовками. С большим риском, помню, охотились мы за ними. Ловили из открытых окон, лазили даже по крышам — вот, она, весточка долгожданная из потустороннего мира, из культурной, гуманной Европы… Достали, читаем и сначала глазам не верим. Сверху крупно написано — «Переходите к нам» и изображён красноармеец с поднятыми руками. Дальше опять картинка — опять красноармеец, на этот раз с кружкой, вероятно, пива и надпись: «Есть что выпить». И, наконец, ещё картинка — опять красноармеец, неуклюже держащий в растопыренных пальцах сигарету. Надпись ещё выразительнее — «Курить разрешается» — и три восклицательных знака…

Прочли мы это и, помню, долго смеялись над грубостью советской пропаганды. Ну, Боже мой, совершенно же ясно, самолёты были советские, с накрашенными немецкими крестами на крыльях. Дескать, вот, полюбуйтесь на ваших освободителей, чем соблазняют они вас — кружкой пива и папиросой… Дня через два прилетели снова. Разбросали те же листовки, но уже вперемежку с бомбами. Поверите — нам стало страшно, страшно и одиноко. Страшнее, чем от бомб, которые рвались в наших жилых кварталах. Неужели двадцать лет веры были самообманом. »

Анатолий Кузнецов в романе-документе «Бабий Яр» тоже описывал впечатление от немецких листовок:
«В небе показались самолёты, штук тридцать. В воздухе замельтешили тысячи белых листиков. Ветер явно не доносил их до города, они садились прямо к нам на луг. Мы вскочили и кинулись ловить. Они все были одинаковы. На них было напечатано большими буквами: «БЕЙ ЖИДА-ПОЛИТРУКА, ПРОСИТ МОРДА КИРПИЧА». Маленькими буквами объяснялось, что это пароль для сдачи в плен. При виде немецкого солдата нужно произнести эти слова чётко и внятно.

«Красноармейцы! — призывала листовка. — Красная Армия разбита, власть жидовско-большевистских комиссаров в России кончилась. Арестовывайте командиров, комиссаров, бросайте оружие и переходите в плен. Вас ожидают хорошие условия, и все вы пойдёте по домам, чтобы мирно трудиться. Отправляясь в плен, имейте при себе смену чистого белья, мыло, котелок и ложку». Я почувствовал что-то неладное и обернулся. Шурка сидел в траве бледный, с перепуганными глазами.
— Толик, — сказал он, — а я же, по-ихнему, жид. »

Офицер власовской РОА Н.А. Троицкий в беседе рассказывал, что немецкие листовки антисемитской направленности, с надписями типа «Бей жида политрука — морда просит кирпича» в среде красноармейцев вызывали лишь омерзение.
Но вернёмся к годовщине капитуляции Паулюса и его армии под Сталинградом.

На фотографии — красноармейцы делятся табаком с военнопленными солдатами армии Паулюса:

Вот так и вышло, что. «Курить разрешается!».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector