Profilpipe.ru

Профиль Пипл
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коллекции кирпича с клеймом

Новгородец собрал коллекцию старинных кирпичей

Во время недавнего разбора бани на улице Великой новгородцы увидели в грудах кирпичного боя клейма дореволюционных кирпичных заводов. Хотя здание бани построили в 1954 году.

Журналист Игорь Иванов, который много лет работал в городе Чудово, а сейчас – на телевидении в Санкт-Петербурге, а в свободное время занимается исследованиями старинных кирпичей предположил, что для строительства бани использовался кирпич из разрушенных в годы Великой Отечественной войны домов и усадеб Чудовского района:

– Об этом говорит совокупность клейм, которые встречаются как раз в Чудовском районе. Более того, эти кирпичи произведены именно на заводах, расположенных в окрестностях Чудово. Восстановление Новгорода после войны требовало огромного количества кирпича. Большие запасы «вторсырья» располагались на территории Чудовского района.

В годы войны полностью были разрушены усадьба Державина «Званка», имение графа Аракчеева в Грузине, завод «Коминтерн». Эти и другие места на берегах древнего Волхова стали ареной ожесточенных сражений. Увы, было решено не восстанавливать их прежний исторический облик. Груды битого кирпича с разрушенных бомбёжками зданий везли на баржах в Новгород. Предположу, что во многих зданиях Великого Новгорода, построенных в первые послевоенные годы – частица обожженной в печах кирпичных заводов Чудовской земли.

– А что это за клейма?

– На фотографиях кирпичей, обнаруженных при сносе бани на улице Великой, мы видим клейма «И.Е.К», «И.Е.Кузнецовъ», «А.Борманъ», «И.А.Л», «Д.А.П.», «П.А.П», «П.В.». Идентификация первых трёх вообще никаких разночтений не вызывает. Клейма «И.Е.К», и «И.Е.Кузнецовъ» принадлежат заводам Ивана Емельяновича Кузнецова, представителя большой династии, связанной с производством фарфора. На территории Новгородской губернии у него было три фарфорово-фаянсовые фабрики, хрустально-стеклянный завод. Фабрика в селе Ботановка (ныне – Краснофарфорный Чудовского района) была основана в 1897 году на землях, выкупленных у помещицы Ботановой. Как раз там Кузнецов ещё ранее построил и кирпичный завод. Там кирпичи клеймили знаком «И.Е.Кузнецовъ». Потомок династии Кузнецовых Борис Александрович Кузнецов в книге «Иван Емельянович Кузнецов. Новгородский король российского фарфора.

Истории семьи и фабрик» указывал: «Кирпичный завод, построенный в 1895 году, располагался в районе бани и подстанции. Кирпич Ивану Емельяновичу был необходим для дальнейшего развития завода и строительства главного производственного корпуса для фарфорового производства. Глину для производства кирпичей брали с берега Волхова напротив устья реки Выя. И сейчас за улицей Малая Набережная, напротив реки Выя, выделяется место, где её брали». Кроме того, в документах упоминаются и другие кирпичные заводы Кузнецова. В сборнике «Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии» за 1895 год указано, что Кузнецов владеет землями в сельце Степаньково Коломенской волости, причем указано: «Настоящим владельцем пашня запущена. Устраивается кирпичный завод».

Сельцо располагалось на землях деревни Пересвет Остров. Наконец, в сборнике «Адресная книга фабрично-заводской и ремесленной промышленности всей России на 1907-1908 гг.» под редакцией Логожева указано, что Кузнецов является владельцем кирпичного завода в селе Сомово Чудовской волости. Вероятно, допустили ошибку. Сомино, а не Сомово. На исторических картах обозначен кирпичный завод в районе озера Соминского напротив деревни Пшеничище, но на другом берегу Волхова. Эти заводы, вероятно, использовали клейма «И.Е.К», отличающиеся разнообразием.

– А клеймо «А.Борманъ»? Владелец завода – немец?

– Нет. Ариадна Владимировна Борман – представительница древнего новгородского дворянского рода Тырковых. Её дед, Алексей Дмитриевич Тырков, был новгородским уездным предводителем дворянства и душеприказчиком Аракчеева. Отец, Владимир Алексеевич Тырков — действительный статский советник. А вот её брат – Аркадий Владимирович Тырков был народовольцем, участником подготовки убийства императора Александра Второго. 20 лет он провел в ссылке в Сибири. Ариадна также неоднократно подвергалась аресту. Была одним из лидеров партии кадетов. Участвовала в Первой мировой войне: организовывала санитарные отряды, вывозила раненых. В период Гражданской войны была даже в деникинской армии, затем эмигрировала из страны. Уже в эмиграции написала замечательную книгу «Жизнь Пушкина». Вошла в историю как Ариадна Тыркова-Вильямс.

А вот клеймо на кирпичах сохранило фамилию её первого мужа. В 1890 году она вышла замуж за инженера-кораблестроителя Альфреда Бормана. Кирпичный завод, на котором производили кирпичи с клеймом «А.Борман», располагался на родовых землях Тырковых неподалеку от имения Вергежа. В своей книге «На путях к свободе» Ариадна Владимировна писала: «Получала я еще несколько сот рублей в год дохода с небольшого кирпичного завода, построенного на арендованной у папы земле». Завод сгорел в 1911 году.

– По другим клеймам всё-таки есть вопросы?

– Да. Но все они встречаются массово именно в Чудовском районе, хотя их определение все-таки вызывает ряд вопросов. Например, клеймо «И.А.Л.» пока не идентифицировано, но есть версия. И связана она с именем спичечного фабриканта, причем самого крупного в Российской империи – Василия Андреевича Лапшина. Промышленник умер в декабре 1905 года. В марте 1906 года его предприятия были проданы «Акционерному обществу по производству огнеупорных и кислотных труб Вахтер и Компания». Название оставили старое. В состав правления «Акционерного общества В.А. Лапшинъ» вошел И.А. Лапшин. Не исключено, что именно его инициалы и располагались на клейме. Но эта версия требует подтверждения. Кирпич «П.В.» изначально собиратели относили к новгородскому заводу Павла Васильева, но встречается он именно в Чудовском районе, поэтому вопрос ещё открыт. Клеймо «П.А.П.», предположительно, принадлежит заводу Павла Алексеевича Потапова, владельца усадьбы у станции Торбино. Кирпичи доставлялись на станцию Чудово по Николаевской железной дороге. Клеймо «Д.А.П.», вероятно, также относится к семейному предприятию Потаповых. Сомнений в том, что на улицу Великую в Новгороде кирпичи с этими клеймами попали именно с руин зданий Чудовского района, у меня нет никаких.

– А когда вы стали интересоваться клеймёными кирпичами?

– Мой родной город – Боровичи. Поговорка «В Боровичи по кирпичи» известна всем. Во второй половине 19 века здесь развернулось промышленное производство огнеупорного кирпича. Первое предприятие построил Роберт Нобель – сын Эммануила Нобеля. Все известен завод Константина Вахтера, но заводов по производству огнеупоров было много: кирпич изготавливался в разное время на предприятиях Кривцова и Матвеева, семьи Ягуповых, Алексея Ивановича Мартынова, Николая Петровича Горизонтова, Бурды, Гаврилова, Беляева. Крупные производители – ТОПГИ (Товарищество производства глиняных и гончарных изделий), «Пирогранит». После прочтения книги боровичского писателя Владимира Краснова «Керамический век Боровичей» просто загорелся этой темой. Но расширил её до собирательства и изучения клейменых кирпичей Новгородской губернии.

Кстати, на чудовской земле первым крупным кирпичным заводчиком был граф Алексей Аракчеев. Н.К. Отто в книге «Черты из жизни графа Аракчеева» писал: «Аракчеев завёл кирпичные заводы, куда посылались на работу, за разные провинности, крестьяне и крестьянки. Этому наказанию подвергались иногда даже самые старшины. Если, например, в какой-либо деревне корова была заедена волками, а старшина о том не уведомлял письменно графа, то за это взыскивался с него штраф в 5 рублей, или он наряжался на кирпичный завод, где должен был сам сделать и сдать 5000 штук сырого кирпича. Виновных, при бдительности самого Аракчеева, головы и прочих земских грузинских властей, оказывалось постоянно значительное количество, а потому и работа на кирпичных заводах кипела и из обильного материала, можно бы было в Грузине, воздвигнуть даже целую египетскую пирамиду…». Вряд ли кирпичи Аракчеева клеймились: только с 1847 года, когда вышли «Правила для единообразной прочной выделки кирпича….», клеймение продукции становится повсеместным.

– А дорого ли стоит клейменый кирпич? И где его храните?

– Рядовые клейма – от нуля до 50 рублей. Среди коллекционеров принято дарить или обменивать. Нечастые – рублей 200-400. Но очень редкие клейма, причем, если кирпич целый, без потерь, могут стоить и две тысячи, и даже четыре тысячи рублей. Хватает сумасшедших энтузиастов, которые готовы выложить такую сумму за какой-либо раритет в отличном состоянии. Своё собрание я складирую на даче. Кстати, оно совсем небольшое, ведь я ограничиваюсь исключительно коллекционированием кирпичей Новгородской губернии. Петербургским исследователям сочувствую – их коллекции требуют огромных площадей, так как заводов в окрестностях Петербурга было множество. Они поставляли свою продукцию в том числе и в Новгородскую губернию.

Читать еще:  Кирпич после сортировки что это

– У вас есть кирпичи, которых нет в других собраниях?

– Раритет – условное понятие в мире собирателей клеймёных кирпичей. Пошло под снос какое-то здание, а оно целиком было построено из кирпичей, которые считались редкими. И вот уже клеймо не редкое, есть у всех. Я не накопитель. Меня в большей степени интересует история. Но в моем небольшом собрании есть два кирпича, которые пока можно считать раритетными. Оба в плохом состоянии, но я рад, что эти клейма сфотографированы и вошли в историю. Кирпич с клеймом «У.З.А.Д.» был обнаружен как раз в имении Державина «Званка» моим родственником Вячеславом Жолудем, участником спортивного заплыва по маршруту «Великий Новгород — Званка». Кирпич просто валялся под ногами. Буквы «У.З.А.» видны отчетливо, от буквы «Д» — лишь «хвостик». Расшифровал я клеймо только на второй день.

Вспомнил отрывок из книги новгородского историка Александра Кириллова «Лики губернского города». Он упоминал, что при строительстве скотобойни возник конфликт с конторой Архиерейского дома. Завод на Архиерейской Мызе (ныне посёлок Волховский) поставлял некачественный кирпич. Архиерейская Мыза располагалась в местечке Устье. Таким образом, аббревиатура «У.З.А.Д.» была расшифрована – Устьевский завод Архиерейского дома. Второй кирпич имеет клеймо «В.Г.С.». Обнаружен также в Чудовском районе. Предположу, что клеймо принадлежит известному спичечному промышленнику Василию Гавриловичу Субботину. Ввиду обилия сырья многие промышленники, например, тот же Кузнецов, строили небольшие кирпичные заводы для собственных нужд и для продажи продукции заказчикам.

– Какой кирпич вы хотели бы иметь в своей коллекции?

– Мечта – находка кирпича завода Алексея Ивановича Мартынова с клеймом «А.М. LIDIA». Его фото было в 2018 году опубликовано в боровичской газете «Красная искра». Единственный пока известный экземпляр хранится в коллекции боровичанина Антона Платонова. Лидией звали сестру предпринимателя. Опеченский мещанин, купец 1 гильдии основал завод по производству огнеупорных изделий. Увы, Мартынов умер молодым в 1879 году. Также хотелось бы иметь в собрании кирпич Роберта Нобеля. Он основал первый завод по производству огнеупорного кирпича в Боровичах в 1855 году. Тогда шла Крымская война, экспорт кирпичей из Англии прекратился, и для топок заводов нужны были огнеупоры. Боровичские глины привлекли внимание. Завод Нобеля просуществовал недолго. Известен кирпич с клеймом «Р.Н.», обнаруженный в Боровичах. Возможно, что он изготовлен на предприятии Нобеля.

— Публикации у вас на эту тему тоже были?

– Вместе с петербургским исследователем Любомиром Бакиным опубликовали статью в сборнике «Чудовский краевед» (№15, 2019 год). Она посвящена клейменым кирпичам, произведенным на заводах, работавших в окрестностях Чудово. Сейчас совместно с Любомиром Бакиным работаем над «Кирпичной энциклопедией Новгородчины». Это своего рода каталог с описанием известных клейм, изложением истории предприятий губернии, статистических данных.

Коллекция старинного кирпича

Директор по развитию компании «Кирпичный Мир» Николай отправился в Петербург для интересной встречи с одним из крупнейших коллекционеров старинного кирпича.

В коллекции Бориса насчитывается более 1000 штук кирпичей более чем вековой давности. Самый древний из них родом из XI века. Из него был выстроен храм Петра и Павла, что на Синичьей горе в Великом Новгороде.

Откуда возник интерес? Весьма непростой вопрос. Скорее всего с одного-единственного старинного кирпича, который буквально преобразил скучный икеевский офис компании Бориса – он стал центром притяжения всех взглядов, и офис обрёл какой-то неповторимый шарм. Стало явно видно, что клейменный кирпич как элемент декора – более чем выгодный шаг. Плюсом к этому явилась и работа – обследование строительных конструкций и сооружений, 90% объектов – с более чем вековой историей, и, следовательно, сложены из кирпича с клеймом. Ну а дальше – больше, за далью – даль…

Увлечение стало затягивать … Удалось побывать во многих нетривиальных уголках города и области, куда в обычной жизни пойти вряд ли хватит здравого смысла))) Разрушенные, сгоревшие, просто ветхие дома, казармы, пакгаузы, склады, культовые сооружения и т.д. и т.п… Увлечение кирпичами требует хорошей физической подготовки. Каждый из них весит около 5 кг, а носить приходится иной раз по 6-7 штук.

В общем и целом коллекционеры кирпича , а их очень и очень немного, если говорить о серьёзных коллекционерах, делятся на 2 типа – поисковики и историки. Для одних более важен сам процесс поиска, для других – стоящая за этим кирпичом история. Вопрос родословной того или иного клейма довольно непрост – архивов по этому вопросу практически не осталось, современников, естественно, тоже. Приходится по крупицам собирать разрозненную информацию, сопоставлять, соотносить, сверять, додумывать. И это даёт результат, хотя говорить о полной достоверности можно, к сожалению, довольно редко. И тем не менее часть пятая найденных клейм не идентифицирована абсолютною.

Борис коллекцию нигде не выставляет, его увлечение исключительно для себя. Во всей этой истории есть ещё одна весьма важная сторона – знакомство с интересными людьми из разных городов, обмен опытом и просто приятное общение с людьми, интересующимися этой стороной нашей жизни. А коллекционеры в большинстве своём исключительно неординарные люди, хобби, скажем смело, уникальное, и приходят в него довольно осознанно.

Главное правило настоящего кирпичника – не разрушать, не повреждать то, что имеет хоть какую-то историческую ценность. Хотя, к великому сожалению, необходимо признать тот факт, что главный вандал – это наше государство. Огромное количество исторических памятников находится просто в ужасающем состоянии, чему примером могут стать даже целые города, например, Кронштадт или Торжок.

Заключением встречи двух интересных увлеченных людей стало пополнение коллекции «Кирпичного Мира» древнейшим кирпичом вековой давности с именным клеймом заводчика. Борис, спасибо Вам огромное за помощь в пополнении нашей коллекции и удачи Вам в поиске новых ценных кирпичей и ценного клада!

«Розенберги» и «Кавалерчики». Бобруйчанка коллекционирует старые кирпичи

Собирать старинные вещи, которые служили еще нашим предкам – этим Людмила увлекается с юности. А начиналось все так.

Однажды в бабушкином сарае.

После смерти бабушки и деда она нашла в сарае старинную икону – рама была поломана, цветочки из воска под разбитым стеклом рассыпались. Как могла бабушкина икона оказаться в сарае – до сих пор недоумевает Людмила, но теперь обновленный образ служит оберегом ее семьи.

А сама она с тех пор подбирает «все, что плохо лежало и никому не нужно было»: например, угольный утюг нашла на свалке, керосиновую лампу и старое ретро-радио – все в том же дедовом сарае.

– Кирпичи никогда не собирала: даже когда дом строила, не приходило в голову всматриваться в них, а сейчас жалею, ведь немало ценных старинных экземпляров, вероятно, ушло под фундамент, – сокрушается бобруйчанка.

До недавнего времени наша героиня работала в охране Центра технического творчества детей и молодежи на улице Советской. Наверняка всем бобруйчанам знакомо это старинное здание из красного кирпича в стиле «эклектика», памятник архитектуры 1914 года, в котором некогда заседало Дворянское собрание. Людмилу, по ее словам, по сей день восхищает бывший особняк: его высокие потолки «под пять метров», широкая лестница, балконы с лепниной и колоннами. Да и в целом старинные бобруйские здания всегда притягивали взгляд.

– Правда, все это сейчас требует серьезной реставрации, – вздыхает собеседница.

Однажды во время прогулки Людмила обратила внимание на торчащий из ниши в кладке старого здания кирпич. Импульсивно решила его поправить, а он вывалился и упал к ее ногам. Говорит, кирпич был идеально чистый, гладкий, без цемента и с надписью «Розенбергъ».

Кирпич из коллекции Людмилы Гусак.

– У меня аж мурашки по коже побежали: неужели я держу в руках кирпич знаменитого своими заводами в Бобруйске в 19-20-м веках Гирша Розенберга?! – рассказывает бобруйчанка. – Помню, удивило, что кирпич настолько чистый, как будто он только что сделан. Засунула я в ту свободную нишу другой кирпич и пошла читать про моего «найденыша».

Бобруйские кирпичи

Так и началась эта ее, по словам Людмилы, «болезнь грибника». Героиня стала искать кирпичи с клеймами по всему городу – ни один теперь не пропускает, пока не рассмотрит со всех сторон. Пока бобруйчанка со своей небольшой коллекцией «найденышей» считает себя новичком-любителем. И каждой находке радуется безмерно: смеясь, рассказывает, как однажды у соседа перебрала целую гору старых красных кирпичей и была вознаграждена сразу несколькими экземплярами.

Читать еще:  Выделение углов облицовочным кирпичом

Обычно попадаются одинаковые клейма, но порой встречаются названия, про которые ей пока ничего не удалось узнать.

По словам героини, некоторые «крутят у виска», узнавая о ее увлечении, но большинство родных и друзей поддерживают Людмилу, особенно ее дети, и иногда даже «подбрасывают кирпичик-другой». Сейчас в ее небольшом собрании уже есть кирпичи Розенберга, Лозинских, Кавалерчика и Орлика и другие. Среди них есть как хорошо сохранившиеся, так и плохо читаемые экспонаты, «затертые десятилетиями».

Кирпичи из коллекции Людмилы Гусак.

Хобби даже изменило привычки собеседницы: бобруйчанка теперь всматривается в архитектуру любого встретившегося здания, фотографирует интересные самобытные элементы и делится находками в соцсетях. Говорит, что безмерно радуется, когда видит, что исторические постройки берегут, и огорчается до слез, видя, как разрушаются, например, «необыкновенной красоты здания бывших заводов и фабрик».

– Я с огромным удовольствием и дальше буду заниматься коллекционированием кирпичей, – признается Людмила. – Тем более, что мне теперь приходится постоянно читать специальную литературу, «перелопачивать интернет» в поисках интересных фактов и тем самым развиваться самостоятельно, больше узнавать об истории нашего города и благодаря этому любить его с удвоенным чувством.

Как клеймили кирпич в XIX веке?

Формовщик с помощью деревянного молоточка на длинной ручке выбивал клейма на выложенном для просушки сырце – готовых кирпичах. На определенном десятке – например, двадцатом, ставилось двойное клеймо. Это требовалось при подсчете, так как оплата начислялась за каждую тысячу кирпичей.

Встречается упоминание, что работники иногда крали друг у друга сырец, поэтому в клеймо со временем добавили и личный номер.

Из воспоминаний К.К. Жерве, дистанционного офицера Бобруйской инженерной команды в 1826-1829 гг.:

«Летом 1837 года государь посетил Бобруйск. Кроме укрепления «Фридрих-Вильгельма» я заведовал также и работами 6-го полигона, бараками, в которых располагались войска, кирпичным заводом и постройкою офицерского флигеля. Обжигание кирпича было доведено у меня до возможного совершенства. Стены редюита равелина я возводил машинным кирпичом совершенно шарлахового (от уст. «шарлах» – ярко-красный – прим. ред.) цвета, а все перемычки и украшения синевато-красного цвета. Государь остался так доволен этими работами, что своею рукою выбрал три или четыре кирпича. и с дистанции послал их с фельдъегерем к королю прусскому, чтобы показать, какого совершенства достигли в выделке и цвете кирпича».

Бобруйские кирпичи: прошлое.

Развитие кирпичного производства в Бобруйске связано, в первую очередь, со строительством крепости. В 1810 году около деревни Кривой Крюк был основан казенный кирпичный завод Инженерного департамента. Он даже был расширен в 1815-1819 годах – когда укреплениям Бобруйской крепости начали придавать долговременный характер. Обязательное клеймение кирпичей было введено только в 1847 году указом Николая I, но на казенных заводах Инженерного департамента клеймить продукцию начали еще в 1841 году. Клеймо бобруйского завода тогда состояло из буквы «Б» (Бобруйск) и четырехзначного года выпуска. С 1848 года Бобруйский казенный завод стал использовать клеймо «ББ» (БоБруйск) с двухзначным годом выпуска кирпича – «ББ.48».

Примерно после 1878-1881 годов появляются кирпичи с клеймами «М.Л.82», «М.Л.83», «М.Л.8» и «М.Л.». Есть предположение, что эти инициалы могут принадлежать бобруйскому купцу Мордуху Лозинскому, перехватившему «кирпичную» инициативу или арендовавшему площади казенного завода.

Как известно, большинство построек в XIX веке в Бобруйске были деревянными, поэтому кирпичное производство определенно подхлестнул пожар 1902 года, уничтоживший в городе свыше тысячи строений. Тогда городскими властями и было принято решение о кирпичной застройке центра города и даже выдаче соответствующих кредитов. В этот период город пережил настоящий строительный бум.

Бобруйский завод виноградных напитков. Даже несмотря на запустение и разруху кирпичные здания заводских цехов не лишены изящества. Фото Александра Чугуева

Первый известный частный кирпичный завод в Бобруйске основал еще в 1831 году купец 1-й гильдии Александр Торлецкий. Продукция его не клеймилась и поставлялась в крепость по подрядам на строительство.

В 1840 году основал еще одно небезызвестное производство и бобруйский мещанин Зелман Пружинин. Этот завод находился у «старого кладбища» – примерно за нынешним кинотеатром «Мир». Сначала кирпичи здесь клеймились меткой «З.П.», позднее – «ПРУЖИНИНЪ 2» в рамке (цифра обозначала номер формовщика). В конце XIX века завод перешел в собственность сыновей Пружинина. Они клеймили свою продукцию оттисками вида «БР.П.» и «БР.ПРУЖИНИНЪ» с номером формовщика, в фигурной рамке, а позднее появилось и двухрядное клеймо вида «Бр. ПРУЖИНИНЪ БОБРУЙСК 12» без рамки.

В конце XIX века бобруйские мещане А.М. Кавалерчик и Мр. Орлик взяли в аренду часть завода братьев Пружининых и использовали двухстрочное клеймо без рамки, с фамилиями и личным номером формовщика кирпича.

Упомянутый выше бобруйский купец 2-й гильдии Гирш Розенберг основал свой кирпичный завод на Березинском форштадте в 1875 году. Его кирпич клеймили метками «Г.Р.», а с 90-х годов XIX века – уже «РОЗЕНБЕРГЪ» в прямоугольной рамке. Позже встречаются и варианты вида «РОЗЕНБЕРГЪ БОБРУЙСКЪ 7» и «12 РОЗЕНБЕРГЪ БОБРУЙСКЪ». Большая часть продукции этого завода отправлялась в южные губернии империи и по объемным заказам от управления Либаво-Роменской железной дороги.

А в 1879 году кирпичный завод в этом же районе основал и бобруйский мещанин Дмитрий Окулич. Им использовалось простое клеймо с прямоугольной рамкой – «ОКУЛИЧЪ».

Еще один заметный частный кирпичный завод братьев Лозинских – Гирша и Евеля Мордуховичей – использовал два типа клейм. На одном в прямоугольной рамке указывались номер формовщика, инициалы и фамилия владельцев. Второе клеймо с фигурной рамкой содержало информацию о хозяевах, год и место производства кирпича и личный номер формовщика.

Крупный кирпичный завод, «Беркнер М. и К», основали на хуторе Кривой Крюк в 1907 году купец Михаил Беркнер и мещанин Ис. Вельчер. Этот завод сразу стал крупнейшим производителем кирпича в Бобруйске – согласно одной из версий, благодаря заказам и преференциям Военного министерства, которое в 1907-1914 годах вело строительство военного городка для 158-го пехотного Кутаисского полка перед 1-м и 2-м полигонами Бобруйской крепости.

Прошлое и современное рядом. На территории вблизи Бобруйской крепости сегодня проходят различные праздники. Фото Александра Чугуева

Следует отметить, что в указателях промышленных предприятий тогда показывали только цензовые фабрики и заводы – с годовым оборотом не менее 2 тысяч рублей. К числу не цензовых бобруйских предприятий относился кирпичный завод «Томашев и К», с клеймом «И.Томашевъ и К Бобруйскъ» в прямоугольной рамке.

Вероятно, к этой же категории относилось и производство Димиткевичей (Дмиткевичей). По дизайну клейма эти кирпичи схожи с «окуличами»: встречаются два варианта написания фамилии в рамке – Димиткевичи и Дмиткевичи.

И это еще не полный список всех действовавших в Бобруйске производств. При близком знакомстве с вопросом наш город кажется едва ли не «кирпичной столицей» – так много кирпичных заводов упоминается в источниках. Следует отметить большой вклад в освещение этой обширной темы ныне покойного краеведа Валерия Мельникова – во многом именно благодаря его усилиям любители истории при желании могут получить из открытых источников достаточно полную картину становления кирпичного производства нашего города.

С приходом советской власти клеймение кирпича постепенно исчезло или заменилось маркировкой. Встречается упоминание, что до войны по традиции еще клеймила свой кирпич артель «Прогресс» в деревне Сычково, а в 1946-1948 годах – военный завод №6.

. и настоящее

Славные традиции кирпичных дел мастеров сегодня продолжает ООО «РуБелЭко» – белорусский производитель качественного облицовочного гиперпрессованного кирпича с отличными показателями долговечности: марка прочности – М200-400, марка морозостойкости – F150. Прогнозируемый срок эксплуатации современного кирпича – не менее 100 лет. При этом кирпич «РуБелЭко», более чем на 90% состоящий из чистейшего глубинного доломита, абсолютно безопасен для людей, животных и растений.

Музей кирпича

ИСТОРИЯ В КИРПИЧНЫХ КЛЕЙМАХ

До XIX в. техника производства кирпича была примитивной и трудоёмкой. Глину разминали в ямах, затем набивали в деревянные формы-рамки. Процесс сушки кирпичей-сырцов мог затянуться на месяц. Далее кирпичи обжигали в напольных печах-времянках. Для определения качества кирпича существовала система клеймения, сформировавшаяся в вид прикладного искусства. Клейма имели собственные стилевые и региональные черты. Первые клейма были схематичны, в XVI в. встречались изображения птиц и животных, в XVII-XVIII вв. — буквенные, затем имена и фамилии производителей. В Калуге выпускали кирпичи небольшие частные заводики, до наших дней дошли кирпичи с клеймами их владельцев —Извекова Ф.А., Головкина И. П., Куренова М. М. Коллекция музея ОАО «Стройполимеркерамика» представлена 69 кирпичами, изготовленными в период с середины XVIII по XX в.

Читать еще:  Как высчитать метры кубические кирпича

В середине XIX века в технологии произошел настоящий переворот. Были построены кольцевая обжиговая печь и ленточный пресс, появились первые сушилки. Каждый завод-производитель имел свой фирменный знак — прототипом которого было клеймо. Появилось первое техническое описание кирпича, перечень его параметров и свойств.

Сегодня индустрия продолжает активно расти и развиваться. Количество видов кирпича невероятно широко. Этот древний и одновременно современный материал не потерял своей актуальности. Более того, сейчас это не просто строительный материал, а нередко — предмет для творчества.

  • Первая половина XVIII в
  • Середина XVIII в
  • Конец XVIII в
  • Первая половина XIX в
  • Вторая половина XIX в
  • Рубеж XIX-XX вв
  • Начало XX в

Глиняный кирпич – самый древний искусственный строительный материал. Первоначально кирпичи производили без обжига, применяли в виде сырца, сформированного с соломой. До конца XVIII в. техника производства была тяжелой и трудоемкой, в XIX в. стали применять простейшие глинообрабатывающие машины, приводящиеся в движение силой лошади, во второй половине XIX в. появились кирпичеделательные ленточные прессы и различные обрабатывающие машины (бегуны, вальцы), возникли первые заводы с искусственной сушкой сырца.

Клеймо ставилось деревянным штампом на мягкой, не успевшей затвердеть глине. Первые клейма кирпичей были схематичны, в XVI в. встречались изображения птиц и животных, в XVII-XVIII вв. — буквенные, затем имена и фамилии производителей

Наличие знаков при датировке кирпича является не решающим признаком, а скорее уточняющим, сужающим хронологический интервал.

Маркировка кирпича в России характерна как для самых ранних памятников, так и для памятников XIX в.. Существовала также техника процарапывания острым предметом знаков на поверхности кирпича от руки. Клеймление кирпича сформировалось в особую разновидность прикладного искусства, причем клейма в процессе графического развития приобретали собственные стилевые и региональные черты, имеющие свои хронологические рамки.

Хронологически первые из обнаруженных в Москве клейм относятся к 1640-м годам. Они лишены семантического содержания и представляют собой четырехугольную рамку — след от штампа.

Первые изображения были анималистичны по содержанию, а по форме стилизованы и весьма наивны. Стилизованный орел скорее напоминает насекомое, нежели хищника, а нечто схожее с единорогом символизирует образ мифического животного. Во всей истории развития московских кирпичных клейм 1650—1680 годы это, пожалуй, единственный и непродолжительный период анималистической символики.

Показать историю полностью

В конце XVII в. содержание московских клейм становится буквенным и поначалу содержит только одну букву. Размеры клейм XVII в. — примерно 3×3 см. Клеймо «Д» характерно для 1680-х годов. Клейма «П» и «Н» применялись в 1690-х годах— начале XVIII в.. Однобуквенные клейма просуществовали до 1730-х годов. Примерно с этого же времени (1730—1740-е годы), когда формально уже было снято ограничение на строительство в Москве, однобуквенная символика оказалась не в состоянии обеспечить каждого предпринимателя своей буквой. Клейма в это время приобретают вторую букву. Возможности различных парных комбинационных сочетаний значительно расширили их вариантность. Количество букв в XVIII в. может доходить до трех, а иногда и больше. В 1810—1820-х годах трехбуквенные клейма уже не встречаются, они появляются начиная с 1830-х годов и имеют хождение наряду с двухбуквенными до 1870-х годов включительно. Увеличение числа букв в клейме вряд ли можно объяснить стремительностью роста числа кирпичных заводов, хотя количество их действительно росло — парных комбинаций букв русского алфавита хватило бы более чем на тысячу заводов. Скорее всего, многобуквенные клейма представляли компании с несколькими совладельцами, каждый из которых обладал своим паем в доходах предприятия.

Клейма анималистические, аббревиатурные и числовые XVII— XIX вв. обладали рядом общих свойств. Они имели незначительные размеры, поэтому ставились на тычок. До 1812 г. клеймо заключалось в рамку, которая являлась следом границ печатного торца. В период с 1812 до 1870-х годов появляется вторая, внутренняя рамка, которая, как и буквы, вырезалась на лицевой, рабочей поверхности печати. Наличие второй рамки при сохранении прежних габаритов клейма повлекло за собой уменьшение букв, измельчение изображения.

В первой четверти XIX в. клейма, несущие полное название фирмы или фамилию ее владельца, не могли вместиться на тычке, поэтому уже клеймился ложок, реже — постель.

Рельеф аббревиатурных тычковых клейм — выпуклый (он вогнут в зеркало штампа), рельеф ложковых клейм — вогнутый. Изредка встречаются аббревиатурные вогнутые клейма («КНК», «ННН»).

Кирпичи клеймились между двумя технологическими операциями: формовкой и сушкой, когда их складывали в штабеля под навес, чтобы глина подсохла.

С увеличением числа букв соответственно изменились размеры и пропорции клейма. При этом габариты клейма возрастали до определенного уровня, ограничения диктовались размерами тычка, который клеймился до 1870-х годов.

Кирпичные клейма хорошо читаются за счет рельефного характера изображения, благодаря светотеневым контрастам. Пожалуй, никакой другой способ маркировки, помимо рельефно-печатного, не смог бы дать желаемого эффекта. Специфика требований к восприятию клейм такова, что в кирпичной кладке стены или свода они должны читаться не только в упор, т. е. на уровне глаз, но и с определенного расстояния, с высоты, не доступной человеческому росту. Это условие диктовало минимальные ограничения размера букв и, как следствие, самого клейма.

Для клейм XVII—XVIII вв. характерно неаккуратное и небрежное написание букв. Поэтому не всегда можно понять и прочесть их. Нередко срабатывалась, стиралась или скалывалась сама печать, отдельные части вогнутого рельефа забивались глиной. Поэтому изображение оттиска получалось неполным и при исследованиях его порой можно принять за другое клеймо. Если поверхность стены красили многократно, то рельеф заплывал и нивелировался. Нелегко разобрать клеймо и в тех случаях, когда на печати буквы вырезались прямым изображением и при отпечатывании становились зеркально отображенными. В XIX в. такие ошибки уже допускались крайне редко.

В первой половине XIX в. тычковые клейма приобретают четкость, строгую прямолинейность и упорядоченность (хотя сухая графичность им еще не присуща — это особенность маркировочных шрифтов конца XIX — начала XX в.).

Появившиеся в эпоху зрелого классицизма подсечки — стилевая особенность клейм этой эпохи. К середине XIX в. написания букв могли нести черты курсива, не особенно, однако, замысловатого, графически усложненные варианты нежизнеспособны в этой технике маркировки.

Содержание клейма одного и того же кирпичного завода могло со временем меняться. Причиной порой служила не только смена владельца, что случалось не так уж редко. Завод Китайцевых, например, в 1830-х годах выпускал кирпич с клеймом «ЯК» (одно из самых распространенных клейм этого времени), которое к середине XIX века сменилось буквами «КИТ». Встречаются и весьма устойчивые клейма, просуществовавшие длительное время. Заводы Байдуковой, маркировавшие кирпич клеймом «БАИ», буквально наводняли рынок в течение сорока лет (1840—1870 годы).

Тычковые клейма в большинстве своем имели прямоугольную либо квадратную форму. Иногда встречались и круглые клейма, например, «АС» и «ВЛ». Следует обратить внимание на возможность применения клейм одного содержания в разные периоды. Так, одно из самых распространенных клейм 1830 гг. «ФИ» вновь возникает в постройках 1860-х годов. Это не вторичное использование, — в начертании клейм разных периодов есть различие: буквы клейма 1860-х годов — с острыми подсечками.

Есть еще один тип клейма, к сожалению, здесь не представленного, именно клейма цифровые, датировочные. Например, при реставрации палат бояр Романовых на Варварке в Москве в середине прошлого века архитектор Рихтер применил кирпич, клеймо которого содержало дату реставрационных работ.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector