Profilpipe.ru

Профиль Пипл
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вор законе владислав кирпичев кирпич

Вор законе владислав кирпичев кирпич

«На днях в Санкт-Петербурге пышно похоронили убитого «авторитета» преступного мира Вячеслава Кирпичева, более известного как Кирпич и дяда Слава, который, по оперативным данным, был одним из лидеров так называемой «малышевской империи».

Относительно пышных похорон солидной газете можно поверить на слово — лично я там не был, но известно, что короли преступных империй своих коллег по традиции провожают в последний путь с отданием почестей, о которых другим и не снилось. Можно предположить, что в Питер по этому прискорбному поводу съехались друзья и знакомые убитого преступного авторитета со всей страны, а также из ближнего и не очень ближнего зарубежья, куда разбросала судьба их за последние годы. Что вокруг Святопреображенского собора, где проходило отпевание, улицы запрудили шикарные иномарки последних моделей. Что среди присутствовавших можно было увидеть не только уголовников всех мастей и масштабов, но весьма уважаемых в мире легального бизнеса людей и представителей официальных городских властей, и местную прессу. Ну и, конечно, в толпе находились внимательные граждане в штатских костюмах, которые посетили похороны по долгу службы.

Однако автор заметки Вадим Тягнирядно, как видно, все же не очень хорошо был знаком с жизненным путем и профессиональными успехами при жизни самого «дяди Славы» — он даже назвал его Вячеславом Кирпичевым, хотя на самом деле воровская кличка произведена от имени Владислав.

Да и считался он в воровском мире не «авторитетом», а одним из самых старых «воров в законе». Из неполных шестидесяти лет, которые он прожил на свете, Владислав Кирпичев в тюрьме и на зонах провел тридцать семь лет. Только в 1991 году, выйдя в очередной раз на свободу, от отошел от активных дел, став так называемым «смотрящим» среди воров и убийц северной столицы, занимаясь разборкой спорных ситуаций, возникающих между ними и время от времени участвуя в так называемых «разводках».

Если строго следовать требованиям воровских законов, то Кирпича следует причислить к новым поколениям «воров в законе», так как он не считал необходимым для себя придерживаться многих правил и запретов, установленных для этой уголовной категории.

Авторы книги «Воры в законе» Георгий Подлесских и Андрей Терешонок так излагают кодекс поведения «вора в законе»:

«Воры живут по законам, выработанным за десятилетия существования своего «ордена». Эти законы строго определены. Вор не должен: иметь собственности, участвовать в политике, непосредственно заниматься коммерцией. Вор должен: служить только интересам братства воров в законе, быть справедливым в разрешении споров, помогать тем, кто находится в местах лишения свободы, устанавливать и поддерживать освященный традициями порядок».

Известные нам сведения об образе жизни Кирпича на свободе показывают, что он не считал обязательным для себя строго придерживаться всех этих «прав и обязанностей». Хранители воровских традиций и законов вполне могли считать его нарушителем и, не имей он такого прочного авторитета, могли подвергнуть его воровскому суду чести, однако у него была слава жестокого и безжалостного человека, с которым лучше не связываться даже при численном превосходстве.

Прежде всего упомянем, что под конец жизни Кирпич решил обзавестись семьей и домом: после его убийства осталась молодая вдова с пятимесячной дочкой на руках. Далее, он пускал «заработанные» деньги в оборот, что позволило ему накопить немалый капитал и даже считаться серьезным коммерсантом. Как говорят, жил он на роскошной вилле, адрес которой, кстати говоря, вовсе не был тайной для работников правоохранительных органов Санкт-Петербурга. А его страсть коллекционировать автомобили самых шикарных марок широко известна всем, кто видел его в перворазрядных петербургских ресторанах, завсегдатаем которых он считался.

Так называемая «малышевская империя» обладала монопольным положением в мире организованной преступности города, а Кирпич занимал одно из высших мест в воровской иерархии. Считалось, что вместе с А.Челюскиным, А.Берлиным и Р.Рахматуллиным он входил в число наиболее приближенных к главарю банды помощников. Вместе с Александром Малышевым он принимал участие в самых крупных и нашумевших операциях и так называемых «правилках».

О том, как все это происходило в действительности, можно судить хотя бы по одному конкретному примеру.

Питерский бизнесмен Николай Додонов как-то завез из-за рубежа крупную партию импортного пива на сумму в сотни тысяч долларов. Коммерческая сделка не осталась скрытой от «воровской разведки», и попытка нажиться на «левом импорте» Додонову в одиночку не удалась. Малышевская бригада распространила свои щупальца, можно сказать, во все городские структуры, в том числе и в официальное городское руководство и легальные коммерческие фирмы.

К Додонову вскоре после того, как пиво поступило на его склад, заявились четверо дагестанцев, которые вполне «интеллигентно» потребовали, чтобы завезенное пиво он продавал исключительно через их магазины и их продавцов.

Не желая «отстегивать» процент от предполагаемого навара, Додонов стал искать «крышу», которая прикрыла бы его от вымогателей. И неизбежно вышел на Малышева, который пообещал ему покровительство и защиту от «черномазых». Однако дагестанцы, узнав о предательстве Додонова, поступили решительно и круто, а именно: похитили Додонова, насильно усадили в свою машину и увезли в безлюдное пригородное кафе, которое служило им штаб-квартирой.

«Один из них, — свидетельствовал впоследствии похищенный бизнесмен, — вынул ножницы и заявил, что обрежет мне уши и нос. Они собирались выколоть мне глаза. Я закричал от ужаса. Один из них вынул щипцы для завивки волос и включил их. Когда щипцы нагрелись, они стащили с меня штаны и собрались прижечь зад. «

Но, как полагается, именно в этот момент на сцене неожиданно появляется спасение в лице Кирпича, который отогнал насильников от жертвы и спросил жертву: «На кого будешь работать — на нас или на него?» Ответ легко представить по обстоятельствам.

Малышев через посыльного предложил Додонову встретиться для переговоров «в спокойной обстановке», а именно — в конторе бизнесмена Андрея Берлина. Додонов, разумеется, безропотно согласился на все условия, выставленные ему, и подписал все доверенности.

Как человек, имевший некоторый опыт общения с этим миром, коммерсант понял, что никакого интереса для «партнеров» после этого он уже не представляет, и его просто-напросто уберут со сцены. И потому обратился за помощью в милицию. Для него вся история закончилась вполне благополучно: милиция сумела захватить всех действующих лиц. И тут выяснилось, что все они — и дагестанцы, и «спаситель» Кирпич, и «солидный коммерсант» Берлин — являлись участниками одного спектакля, разработанного и исполненного по приказу единого центра, а именно из «штаба» Малышева.

Задержание участников многоступенчатой «разводки» произошло в октябре 1992 года. А 25 августа 1993 года состоялся суд по «малышевскому делу», который постановил, в частности:

«Геннадий Петров, Андрей Берлин и Владислав Кирпичев из-под стражи освобождаются, так как их участие в преступлении не может быть подтверждено».

Оправдательный приговор для наиболее активных членов банды не был неожиданностью. К этому дню их находившиеся на свободе дружки заранее заказали роскошный банкет в ресторане гостиницы «Пулковская», тоже находившейся «под крышей» малышевской бригады. Однако заранее намеченный праздник серьезно испортило то обстоятельство, что сам главарь судом освобожден не был.

«Дядя Слава» и после этого продолжал оставаться у руля, собирая дань со всего легального и «черного» бизнеса Петербурга, верша суд между перессорившимися корешами и не поделившими доходы деловиками, проводя дни и ночи в роскошных питерских ресторанах и наслаждаясь новообретенным семейным счастьем.

. Это был обычный день в жизни Кирпича. В числе прочих дел у него была назначена деловая встреча с одним из партнеров, жаждавшим его покровительства и готового на все условия. Кирпич заранее приехал к месту встречи — в респектабельный ресторан «Джой», как всегда на новенькой иномарке и в сопровождении охраны.

Он заказал обед себе и гостю и, в ожидании его приезда, расположился у стойки бара. В это время в ресторане появился неизвестный, которого охранники Кирпича приняли за ожидавшегося гостя, он спокойно прошел через весь зал, беспрепятственно допущенный «к самому», и с близкого расстояния разрядил в намеченную жертву всю обойму. И так же спокойно покинул зал ресторана.

«Следствие пока не смогло серьезно продвинуться в расследовании убийства «авторитета», — свидетельствует В.Тягнирядно.

Не подлежит сомнению, что имело место заказное убийство и совершил его профессионал. Кто был инициатором и заказчиком?

По разным версиям, это могло быть проявлением борьбы за руководящее положение в малышевской бригаде, устранением конкурента со стороны московских преступных группировок, которые активно внедряются в криминальные структуры Петербурга, серьезно ослабленные последними событиями, местью кого-то из «клиентов» Кирпича, наконец — секретной операцией спецслужб: «Кирпичев убит сотрудниками милиции, которые не смогли справиться с ним законными методами».

Когда сотни и тысячи желающих проводить «дядю Славу» в последний путь собрались на церемонию панихиды, в Спасопреображенском соборе можно было увидеть бок о бок зажигающими поминальные свечи и крупнейших представителей криминального мира, и известных деятелей искусства, и членов городской администрации. Необычно длинная процессия протянулась до самого кладбища, название которого звучит в данном случае особенно выразительно: «Кладбище 9 января».

Питерская братва закапывает в землю миллионы

29 августа 2005 1:00

Два года назад на Северном кладбище хоронили расстрелянного в Москве еще одного авторитета, ушедшего в бизнес, Константина Яковлева. Среди своих «партнеров по бизнесу», а также в правоохранительных органах он был известен как Костя Могила. Свой «псевдоним» этот человек получил благодаря тому, что долгое время работал на Южном кладбище. Начинал обычным могильщиком. Впервые Костя Могила попал в поле зрения правоохранительных органов в конце 80-х. В это время Яковлев создал свою преступную группу и занимался вымогательством, за что был осужден. Во время отбывания тюремного срока Яковлев сблизился с московскими «ворами в законе» и стал их представителем в Петербурге. Сфера его интересов была обширна — от операций с нефтепродуктами и охранного бизнеса до фармацевтики и торговли автомобилями. Также Костя Могила контролировал дециметровые каналы телевидения и занимался рекламным бизнесом. С 1993 года занимался легальным бизнесом. Костю расстреляли в Москве в 2003-м году. Сам Костя Могила хотел лежать в земле именно на территории Северного кладбища рядом с могилами родных. Его желание было исполнено. Похороны были пышными. Как и восемь лет назад, в Петербург съехалась братва со всей России. Отпевали Константина Карольевича монахи из Зеленецкого монастыря, где Яковлев был примерным прихожанином и щедрым благотворителем. Спустя год с небольшим здесь появился мемориальный комплекс, ставший на долгие годы главной достопримечательностью Северного кладбища. Родные покойного Яковлева скрывают фамилию автора монумента. Скорее всего, этот проект придумала группа авторов. Мемориал сделан из дорогого черного мрамора и занимает 50 квадратных метров. В самом центре возвышается скульптура мужчины — вылитый Костя Могила. В руках у него — православный крест. В ногу Константина Карольевича кусает коварная змея, прямо как Вещего Олега в одноименном произведении Александра Сергеевича Пушкина. По бокам на скромных мраморных табуретах оплакивают расстрелянного бизнесмена два ангела. Здесь, как и в мемориальном комплексе Владиславу Кирпичеву есть поминальный столик и длинные лавочки. Только столик больше раза в три, а лавочки длиннее — на них можно усадить человек 30. Судя по всему, эта могила не остается безнадзорной. Здесь всегда свежие цветы и чистота. Кстати, все, кто хочет посидеть на мраморных скамеечках, прежде должны вытереть ноги о два больших половика, которые предусмотрительно расстелены перед полукругами ступенек, ведущих на территорию мемориального комплекса. По оценкам специалистов, такой комплекс обошелся родным, близким и братве в 500 тысяч долларов. Пацаны, не стреляйте друг в друга.

Читать еще:  Сколько весит легкий кирпич

Братские могилы стали появляться в Петербурге в 90-х годах прошлого века, когда в городе, не прекращаясь, шли бандитские разборки, в результате которых складывали свои головы молодые люди, принадлежащие к различным криминальным группировкам и бригадам. В начале 90-х настоящих пацанов было модно хоронить на Южном кладбище. И так сложилось, что именно здесь, на самом видном месте (а как же иначе!) образовалась сначала «авторитетная» аллея, а затем «авторитетная» поляна, где находятся могилы исключительно тех, кто умер не своей смертью. — Я отвечаю за этот участок, — рассказал корреспонденту «Комсомолки» сотрудник Южного кладбища Марат. — Он появился как раз в начале 90-х. А за десять лет здорово разросся. Так что работы хватает. Я знаю, что самых-самых хоронили на центральной аллее при входе на территорию Южного. Их видно издалека: вытесанные из грубого камня памятники с крестами. Работники Южного кладбища рассказывают, что когда на центральной аллее появились памятники Анатолию Александрову, убитому в 95-м, а через два года — Сергею Степанову, люди, приходящие сюда навестить могилы родных, забывали, зачем пришли. Останавливались и долго рассматривали это великолепие. А потом любопытствовали у администрации — кем были при жизни эти выдающиеся люди. Еще одна из ярких достопримечательностей Южного — трехметровый белый крест. Он, словно белый орел, парит над кладбищем. Это памятник Виктору Слоке. В своих кругах мало кто знал его настоящую фамилию, он был известен как Витя Мурманский. Кличку свою Виктор получил, как нетрудно догадаться, потому что родился за полярным кругом. А затем перебрался в Петербург. В начале 90-х Витя Мурманский пытался легализоваться, открыл несколько своих фирм. И, естественно, его интересы пересеклись с интересами таких же «коммерсантов». Витю Мурманского заказали. Заказ был выполнен в августе 2000 года. Цветы из стали для любимых

На Смоленском кладбище есть очень красивая могила. На граните имя — Дмитрий Варварин. Его убили в марте 2000 года. Дмитрий Варварин считался владельцем нескольких предприятий в Петербурге, Архангельске и Петрозаводске. А вот личной охраной не обзавелся. В марте 2000 года он возвращался из московской командировки. Оставил свой «ягуар» на автостоянке и отправился пешком домой — в свою шикарную двухуровневую квартиру на улице Блохина. По дороге его нагнали два киллера. Варварина убили одним выстрелом в затылок. Могильный памятник у Варварина красивый — из бордового мрамора, оградка выполнена в виде лилий, а в центре две руки нежно прикасающиеся друг к другу. По оценкам специалистов, подобная скульптурная композиция стоила около 100 тысяч долларов. Недалеко от этой могилы есть еще одна выдающаяся. Вице-президента ЗАО «Несте Санкт-Петербург« Валерия Мандрыкина убили за три года до Дмитрия Варварина. Его застрелили на собственной даче. Погибшему бизнесмену поставили шикарный памятник из черного гранита. Но удивляет не столько плита, сколько само место. На Смоленском кладбище земля дорогая. Рядом с могилой покойного бизнесмена, видимо, про запас, огорожено еще порядка двадцати квадратных метров «золотой» земли. На Волковском кладбище, недалеко от церкви, на общем фоне старых, покореженных от времени крестов выделяется мемориал из красного мрамора. Здесь похоронили двоих — бизнесмена Вячеслава Голубова и его водителя Вячеслава Виноградова. — Это был 2001 год, — вспоминает священник церкви при Волковском кладбище отец Федор. — Их отпевали при нас, а потом здесь же была выкуплена земля. Я знаю, что могила этого бизнесмена и его водителя обошлась им в 150 тысяч долларов. Руслану Коляку памятник бы не понравился.

На Смоленском кладбище рядом с часовней Ксении Блаженной есть еще одна относительно свежая могила. Здесь, на самом элитном месте, два года назад был похоронен известный петербургский бизнесмен Руслан Коляк. Руслан Артемьевич при жизни был личностью одиозной. Швырял деньгами и любил красиво пожить. Незадолго до своей гибели он собирался покупать особняк в Ялте. Но был расстрелян на берегу Черного моря. Сейчас на могиле Руслана Коляка ставят памятник. Для человека, привыкшего жить на широкую ногу, монумент более чем скромный. — Мне памятник не понравился, — рассказала корреспонденту «Комсомолки» мама Руслана Коляка Людмила Ивановна. — Руслан любил жить хорошо. А тут поставили маленькую мраморную стену. Причем красного цвета! Я была в шоке, когда это увидела. Но ничего поделать не могу — денег у меня нет. Всем распоряжается его супруга. А она даже крест забыла поставить! Когда на годовщину гибели моего сына к могилке пригласили священника, он отказался служить панихиду. Только тогда пришлось вернуть деревянный крест, который я выбирала и заказывала, на место. Я думаю, что мой Русланчик был бы недоволен такой памятью о себе. Мемориал Кирпича зарос сорняками

В течение 15 лет самым пафосным могильным памятником считался мемориальный комплекс на кладбище имени 9-го Января. Под мраморными плитами здесь покоится прах Владислава Кирпичева, убитого в 1996 году. Один из самых известных криминальных авторитетов начала 90-х был застрелен в центре города — в ресторане «Джой». Проститься с Кирпичом приехала братва со всей России. Спустя некоторое время ему установили целый мемориал: со скамейками, поминальным столиком и с импровизированным Вечным огнем из мрамора. На все это с могильной плиты, украшенной крестом, посмеиваясь, смотрит сам покойный Кирпич. — На этом месте можно было бы устроить приличный бассейн! — цокают языками те, кто сюда приходит навестить могилы близких. Сейчас могила авторитета заросла сорняками, а лавочки и поминальный стол покрылись толстым слоем пыли. Сюда явно давно никто не приходил, видимо, братки забыли про своего авторитета. Или уже никого нет в живых. Такой мемориальный комплекс девять лет назад стоил примерно 250 тысяч долларов. Алена БОБРОВИЧ. alena@kppublish.ru Фото Стаса ЛЕВШИНА.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге», улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

За что уголовникам дают клички

Известно, что все уголовники имеют клички, и их редко называют настоящим именем и фамилией. С чем это связано и по какому принципу дают прозвища в уголовном мире?

Ритуалы посвящения

Традиция давать ворам и бандитам клички (или, на блатном жаргоне, «погоняла») возникла в XVIII веке, когда в России еще только начала формироваться организованная преступность. Чтобы вступить в «воровское братство», желающие должны были внести определенную сумму денег в воровской «общак». После чего они получали кличку и могли считаться полноправными членами уголовного сообщества. Одно время в наших тюрьмах существовал такой ритуал. Новичок, который хотел войти в криминальное сообщество, вставал у решетки своей камеры и кричал: «Тюрьма-старуха, дай кликуху». В ответ остальные зэки начинали предлагать ему клички. При этом он имел право отказаться от «погоняла», если оно ему было не по душе. Достаточно было прокричать: «Не катит!» В наши дни в этом плане мало что изменилось. Так, существует обряд посвящения в «воры в законе». Собирается сходка криминальных авторитетов, которые обсуждают «кандидата» и решают, достоин ли тот так называемой «коронации». Если все проходит гладко, то все заинтересованные лица (то есть главари преступных группировок) получают «малявы» — послания, содержащие краткую информацию о «новобранце» и в том числе его кличку.

Разновидности кличек

Исследователи Д.А. Корецкий и В.В. Тулегенов выделяют несколько разновидностей уголовных кличек. Прежде всего это «элитные» клички, подчеркивающие высокий статус уголовника: Гиви Нос, Вася Бриллиант, Вася Бурят, а также Князь, Граф, Барон; нейтральные, которые могут происходить от фамилии, психических или физических свойств, биографических данных – Воробей, Жало, Длинный, Чечен, Афганец, Карабах. Наконец, существуют оскорбительные клички, соответствующие низкому статусу их носителя – Козел, Баран, Свинья, Крыса, Машка, Тормоз, Гондон… Обычно клички дают «старшие по званию». Так, карманник Павел Захаров получил кличку Паша Цируль от престарелого вора, которого он неудачно побрил в тюрьме, поцарапав бритвой ухо. Виктор Никифоров получил прозвище Калина – по имени собственной матери Калины Никифоровой, которая также была связана с криминалом. Знаменитого Вячеслава Иванькова Япончиком окрестил его наставник в криминальных делах, носивший прозвище Монгол.

Откуда берутся клички?

В одних случаях «погоняла» являются производными от имен и фамилий уголовников. Например, Владислав Кирпичев получил кличку Кирпич, Юрий Пичугин – Пичуга, Мансура Галявова стали звать просто Мансуром, Виктора Панюшника – Паном, Александра Северова – Севером, Александра Десятника – Червонцем. Довольно часто кличкой становится название местности, откуда «блатной» родом или где он сделал свою «карьеру»: так, Георгия Алояна нарекли Жорой Тбилисским, Анатолия Шакурова – Киевским, Алексея Сергеевского – Сибиряком. Нередко бывает и так, что «погоняла» отражают какие- то качества своих носителей. Так, Андрей Исаев получил кличку Роспись за то, что всего его тело было покрыто татуировками. Павла Струганова прозвали Пашей Цветомузыкой за манеру быстро моргать во время разговора. Гиви Гвинджилия стал Гиви Носом благодаря этой весьма выдающейся части лица. Немало уголовников получают клички за специфику преступной деятельности. Так, валютчикам часто дают кличку «Бриллиант», убийцам – «Палач». Известны случаи, когда клички даются по профессии, которой занимался преступник в «прежней» жизни: «Духарь» — музыкант, «Клистир» — медик, «Финансист» — бухгалтер.4 Не всегда удается установить, как родилось то или иное прозвище. Например, неизвестно, как Геннадий Загородников стал Хряком, Юрий Смыков – Хмырем, Борис Петрушин – Барыгой, Олег Семакин – Евой, Владимир Быков – Балдой, Лев Генкин – Сиськой. Особенность уголовной клички в том, что она сохраняется за «блатным», где бы он ни находился и куда бы ни попал: следует за ним из одного пенитенциарного учреждения в другое, из одного города в другой… Иногда уголовники, имеющие обидные и позорные клички, стремятся от них избавиться, но мало кому это удается.

Читать еще:  Кирпич рядовой утолщенный желтый

Бывший вор в законе

Кирпич, он же Дядя Слава, он же Полтинник, был человеком по-своему незаурядным. Он родился в недоброй памяти 1937 году в Ленинграде, в семье военного. Пережив блокаду, начал воровать с девяти лет. Еще в совсем нежном возрасте Кирпичев попал в детскую воспитательную трудовую колонию под Горьким, откуда, впрочем, вскоре сбежал. Первый срок он начал отматывать в семнадцатилетнем возрасте, получив четыре года за кражу. О дальнейших его неоднократных судимостях (в основном за воровство) и отсидках в специализированных психиатрических клиниках уже рассказывалось в главе «Послесловие к судебному процессу» (в первом томе). Поэтому не будем повторять все этапы героической биографии дяди Славы, скажем только, что с начала 1990-х годов Кирпич стал видным коммерсантом, вице-президентом многих фирм и близко сходится с Александром Малышевым, которому, собственно говоря, он и был обязан быстрым ростом своего авторитета – ведь вплоть до 1991 года Кирпич особой известностью не пользовался даже в Питере.

В конце 1992 года Александр Малышев охарактеризовал Кирпича как «кладезь и энциклопедию блатных традиций» и как «бывшего вора в законе». Однако относительно того, был ли Кирпичев когда-либо вором в законе, существуют серьезные сомнения. Потому как, например, по словам одного из старожилов «Крестов», есть «либо воры, либо те, кого за блядские поступки называют суками, дают по ушам и лишают всех прав состояния». Сам же Кирпич неоднократно заявлял, что ему якобы предлагали короноваться на вора, но он отказывался, во что верится с трудом. Необходимо отметить, что личная жизнь Кирпича не очень соотносилась с воровскими традициями – он богато жил, имел в Репино дорогой особняк с оранжереями и конюшнями. Еще одна странность: Полтинник (а это прозвище он получил за пристрастие к выпивке – ему постоянно нужно было накатывать рюмку водочки для приведения себя в тонус) обожал давать интервью различным средствам массовой информации. В 1995–1996 годах Кирпич появлялся на телеэкранах едва ли не так же часто, как и иные политические деятели. Иногда его называли (причем без кавычек) русским писателем. Всего лишь потому, что в свое время за свой счет он опубликовал собственные творения: «Корноухий», «Тюрьма», «Антология одного преступления», «Фемида в СССР и России», «Кто есть кто». Тиражи этих шедевров были незначительными, большого общественного резонанса они не получили, но зато дали возможность Дяде Славе поучаствовать в некоем Конгрессе русскоязычных писателей на Кипре.

В личном деле Кирпичева, помимо упоминаний о многочисленных кражах, были и сведения об ограблении и разбойных нападениях, в которых он принимал участие. А также о его пристрастии к наркотикам. Однако многие из его окружения категорически утверждали, что Дядя Слава «на кайфе не сидел», будучи классическим алкоголиком. От первого брака у Владислава Кирпичева остались две дочери, которым в 1996 году исполнилось 14 и 19 лет соответственно. Дочерей своих Кирпич собирался отправить учиться на Запад, старшую – в Германию, а младшую – в пансион на Сицилию. У Кирпича были довольно тесные связи с итальянцами, которых он собирался подтянуть в питерский нефтебизнес. Вообще, к моменту возникновения знаменитого «малышевского дела» сам Кирпич называл себя не иначе как предпринимателем. И он действительно не только числился вице-президентом многих коммерческих фирм, но и принимал участие даже в создании одной из петербургских газет, а его доверенным лицом был достаточно известный в журналистских кругах Петербурга человек – в прошлом редактор и коммерческий директор нескольких крупнейших изданий.

По поводу развала «малышевского дела» уже рассказывалось, повторяться смысла нет. 12 сентября 1995 года под аплодисменты адвокатов Владислава Кирпичева оправдали вчистую… После отъезда за границу освободившегося Малышева авторитет Кирпича, безусловно, вырос в глазах городской братвы. Но, возвращаясь к тому самому процессу, стоит, пожалуй, упомянуть о следующем: через несколько месяцев после освобождения Кирпичева правоохранительными органами был арестован адвокат Полтинника в том процессе, Владимир Терновский. Терновского задержали при попытке передать взятку в сто тысяч долларов от широко известного Дмитрия Якубовского для судьи Федора Холодова, который как раз и председательствовал в «малышевском процессе». Что там было на самом деле? Сложный вопрос. Тем не менее точка в этом запутанном и странном деле была поставлена в декабре 2000 года. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ вынесла старейшему судье оправдательный приговор (за отсутствием состава преступления), а незадолго до этого по амнистии было прекращено уголовное дело в отношении адвоката Терновского.

Возвращаясь к Кирпичу, отметим, что по завершении процесса над малышевскими он неоднократно заявлял, что правоохранительные органы не простят ему этой победы. По утверждению самого Дяди Славы, только в 1994 году на него было совершено два покушения, и оба раза стрелял снайпер (один раз это было тотчас после покушения на лидера тамбовских Владимира Кумарина 1 июня 1994 года). Вот только снайпер попался Кирпичу какой-то недоделанный: стрелял несколько раз, но попадал всякий раз то в стойку машины, то в стену дома.

В конце 1995-го и в 1996 году Кирпич жил в постоянном страхе, он менял квартиры буквально каждые несколько дней. Причем ходили слухи, что в любой такой конспиративной квартире все равно раздавался телефонный звонок с приветом от Александра Ивановича Малышева. Поговаривали, что Малышев был очень недоволен тем, как Кирпич вел дела в «Империи» в то время, когда сам Александр Иванович сидел в тюрьме. В начале 1996 года Кирпичева неоднократно предупреждали о возможных неприятностях и намекали на то, что он утратил чувство реальности. Похоже, Полтинник и впрямь начал считать себя очень серьезным авторитетом. Дядя Слава пытался занять лидирующие позиции в Питере и с этой целью даже начал подтягивать в Питер казанских воров. Вообще, с ворами у него были странные отношения – кто-то общался с ним, другие сторонились…

Кирпич активно полез в аптечные дела и нефтебизнес, что не могло не обострить его отношений с москвичами и с курировавшими нефтебизнес тамбовцами. Рассказывали, что весной 1996 года он имел серьезный разговор с Владимиром Кумариным, в ходе которого нетактично заметил: «А ты, Володя, не только руку потерял, но и голову, видать, тоже». Притом что многие авторитеты давно уже не принимали всерьез высказывания Полтинника, всем было хорошо известно, как болезненно переживал Владимир Кумарин любое напоминание о полученном им в 1994 году увечье. В начале 1996 года Кирпич уже не чурался и политической деятельности. По некоторым данным, он даже участвовал (формально оставаясь в тени) в кампании по выборам губернатора Петербурга в мае – июне 1996 года. Якобы у Полтинника состоялось несколько встреч с одним из наиболее перспективных кандидатов на этот счет. Рассказывали и о неоднократных плотных контактах Кирпича с неким господином Ошеровым, который, между прочим, являлся помощником не кого-нибудь, а самого тогдашнего спикера Государственной думы Геннадия Селезнева. < В 1998 году господин Ошеров сам стал жертвой покушения и получил тяжелейшие огнестрельные ранения, после которых лишь чудом остался в живых. По счастливой случайности в момент покушения при Ошерове был КТС-брелок, который он успел использовать для вызова спецгруппы ОВО.>Стремительному росту известности Кирпичева (причем во всероссийском масштабе) способствовал и трогательный сюжет в программе Александра Невзорова, в котором известный репортер величал Дядю Славу «старым пиратом» и где Кирпич получил возможность предстать перед миллионами россиян во всем своем великолепии. Занятно, что после триумфа в суде в 1995 году Полтинник начал вдруг заботиться о своем имидже и репутации. Он даже подал иск на одно из петербургских издательств, выпустившее книгу «Преступный мир России». Дядя Слава был оскорблен тем, что его необоснованно назвали вором, бандитом и подручным Малышева, и желал «возмещения морального ущерба и упущенной выгоды в размере пяти миллиардов рублей». Однако в народном суде Ленинского района, который был столь лояльным к Кирпичеву, до слушания так и не дошло, потому что за три дня до первого заседания, 14 июня 1996 года, Кирпичев был убит в клубе «Джой».

Заведение это изначально принадлежало нигерийскому бизнесмену Лаки Ийнбору, до тех пор пока того не застрелили в подъезде собственного дома в Купчино. Как уже говорилось ранее, в 1993 году Лаки собирал пресс-конференцию, чтобы опровергнуть слухи о том, что «Джой» якобы был открыт на малышевские деньги. В этом заведении Кирпич всегда чувствовал себя уютно и в безопасности. Он заезжал туда почти каждый день, чтобы выпить бокал белого вина.

В тот роковой вечер Дядя Слава попивал в «Джое» традиционный стаканчик и разговаривал по радиотелефону. Киллер проник в бар через боковой вход, подошел к Кирпичеву и выстрелил четыре раза из пистолета. Одна пуля пробила Кирпичеву сердце, вторая и третья вошли в шею, четвертая попала в стену. Убийца беспрепятственно удалился из бара, сел в поджидавший его автомобиль и уехал.

Читать еще:  Как покрасить имитацию под кирпич

В принципе гибель Кирпичева была закономерна. О нем уже давно говорили, что Дядя Слава – не жилец. Несмотря на то что место Кирпича в иерархии бандитского Петербурга было весьма спорным, его смерть многие средства массовой информации расценили как еще один эпизод войны за передел сфер влияния в городе на Неве. Сам же Кирпич неоднократно жаловался на то, что его смерти жаждут правоохранительные органы в лице подпольной ментовской организации «Белая стрела» – эдакого «эскадрона смерти», главной задачей которого якобы является нелегальная ликвидация преступных авторитетов. Такого рода версия в свое время была достаточно популярной среди братвы низового уровня, однако солидные авторитеты относились к ней с явным скепсисом…

Что же могло стать истинной причиной ликвидации Кирпича? Покойный вел слишком бурный образ жизни, имел немало врагов и в коммерческой деятельности, и в чисто личных делах. По одной из версий, в его устранении могли быть заинтересованы москвичи, пытавшиеся в тот период активно вторгнуться на питерскую территорию. В частности, информированные наблюдатели намекали, что влезание Кирпича в аптечный бизнес очень раздражало некоторых серьезных московских людей. Кирпичева предупреждали о возможных неприятностях, но он не прислушался. А в Москве образца 1996 года не принято было предупреждать дважды. Эта версия, правда, слегка ослабляется тем фактом, что на поминках по Кирпичу присутствовали в основном именно московские воры, которые кричали, что «поприжмут хвосты питерским». По другим предположениям, Кирпичева могли «сделать» и свои, которых он просто утомил сложным характером. Разлад в отношениях между Малышевым и Кирпичевьм, собственно говоря, ни для кого не был секретом. Еще одна версия причин убийства – конфликт с тамбовскими, которых раздражали попытки Кирпича втянуть итальянцев в нефтебизнес. Среди всех этих достаточно романтических версий присутствует и вполне бытовая и прозаическая: незадолго до смерти Кирпичев проходил чрезвычайно дорогой курс омолаживания организма, но, тем не менее, все равно оставался далеко не юн, и поэтому у него появились некоторые проблемы в семейной жизни. Один из серьезнейших городских авторитетов рассказывал, что Кирпич лично ему жаловался на неверность своей молодой жены – якобы та изменила Полтиннику с охранником, да еще и родила от этого молодца ребенка. При этом известно, что на мадам Кирпичеву была записана большая часть имущества покойного. Так что сугубо гипотетически можно предположить, что «скандал в благородном семействе» также мог стать поводом для устранения Дяди Славы с целью перераспределения нажитого непосильным трудом.

Похоронили Кирпичева пышно. Любопытно, однако, что на отпевании убиенного в Спасо-Преображенском соборе не было ни одного крупного авторитета. После смерти Кирпича его бригада начала разваливаться по другим городским коллективам, но кирпичевские продолжали заботиться о своем патроне и после смерти. Рассказывали, в частности, что они напрягли работников кладбища на то, чтобы на могиле у Кирпича всегда были свежие цветы, и те действительно вынуждены были перекладывать цветы с других могил на могилу Кирпичева. Один из кирпичевских спустя несколько месяцев рассказывал автору этих строк, что навестил однажды могилку дорогого ему человека, раскурил сигарету и воткнул ее фильтром в могильный холм. Сигарета тлела то ярче, то меньше, так, словно бы Дядя Слава курил. На глазах у братка, который рассказывал об этом, едва не заблестели слезы…

Нельзя сказать, что воровской менталитет, вообще блатная (урочная) традиция, не находила и не находит поддержки среди определенных кланов в бандитском Петербурге. Так называемое блатное направление в бандитских кругах Питера во второй половине 1990-х годов, конечно, осознавало новые реалии, поэтому в общем-то не чуралось участия и в бизнесе (что само по себе противоречит чистым воровским понятиям). Вот только при этом считало себя не столько частью бизнеса, сколько силой, призванной контролировать и регулировать этот бизнес.

Одним из самых ярких представителей этого направления в Питере в 1998 году стал некоронованный уголовный авторитет Саша Акула.

Вор законе владислав кирпичев кирпич

Россия — преступный мир

Костоев И. М., Викторов В. Е.

Россия: преступный мир

В этой книге дается широкая панорама современной российской преступности, того отчаянного криминального беспредела, который мутным потоком захлестнул всю страну. Однако известно, что Россия переживала в своей истории и более тяжкие времена. И потому, указывая на болевые точки и ставя тот или иной диагноз, авторы уверены в главном: преступление должно быть раскрыто, а преступник наказан. Но как это происходит на практике, рассказывает известнейший следователь по особо важным делам, замечательный профессионал в своем деле Исса Магометович Костоев, остановивший в свое время кровавые деяния маньяков-убийц Чикатило, Стороженко, Кулика и других им подобных.

Мир словно опрокинулся. Не рыцари без страха и упрека, не искусные сыщики и не мудрые прокуроры, облаченные в мундиры законности, и не судьи, имеющие практически пожизненное право вершить судьбы привлеченных к ответственности людей, а их антиподы заселили пространство газет, журналов и телевизионных экранов: киллеры, бандиты, убийцы, мошенники, насильники — представители организованной преступности или «единоличники» — стали активными и непременными героями нашего времени. Словно какая-то дьявольская сила заставляет читателя поверить во всемогущество преступного мира и отказаться от какой-либо надежды на победу правды.

Конечно, в романах можно встретить приятного во многих отношениях, умелого и удачливого «важняка» Александра Турецкого или достигшего по заслугам больших высот бывшего оперативника Льва Гурова. Появилась в художественной прозе и современная «мисс Марпл», только она много моложе наш высокопрофессиональный сыщик Анастасия Каменская. Но вот, знаете ли, все это есть главным образом в романах и повестях, а в иных, документальных, произведениях правят бал исключительно преступники, находящиеся по обе стороны баррикад. «Криминальная Россия», «Бандитская Россия», «Бандитская Москва», «Бандитский Петербург», «Красная мафия». Все это страшно и беспросветно. И в такой же степени лишают читателя надежды на благополучный исход многочисленные материалы, появившиеся в последнее время в средствах массовой информации, которые рассматривают деяния многих прокуроров, судей, милицейских работников, адвокатов. Тоже, получается, один к одному — враги рода человеческого: мздоимцы, предатели, растленные типы. Разве только в специальных, профессиональных изданиях встретишь заметку о достойном человеке, действующем в жизни, а не в вымышленном пространстве детективной сказки.

Неужели и эта книга, спросит читатель, несет столь же безысходный «материал»? Нет, встретившиеся на ее страницах два человека — юрист и литератор — выбрали совсем иной путь исследования криминального пространства России. Они ищут выход из существующего беспредела. Каждый на своем уровне, исходя из собственного опыта. Один из них — Исса Костоев следователь по призванию, обладающий могучим интеллектом и уникальной интуицией (ныне он начальник Управления Генпрокуратуры России, государственный советник юстиции 2-го класса), рассказывает о себе, а если точнее — о своих делах, которые вошли в историю современной следственной практики. В его словах правда, и только правда, мучительный поиск истины, когда нет заведомо ни правого, ни виноватого, а исследуются одни лишь факты. Он не раз выходил победителем в схватках с самыми изощренными преступниками. Об этом Костоев и повествует, размышляя о дне сегодняшнем и о том, что ждет Россию завтра. А другой автор — литератор — как бы создает документальный фон, перелопатив множество других дел, проанализировав десятки книг и сотни статей. От этого творческого содружества рождается впечатляющая картина.

И наконец, можно сказать, есть в этой книге еще один соавтор: доктор юридических наук, профессор Х. Аликлеров из НИИ Генпрокуратуры Российской Федерации, напоминающий в послесловии весьма важную истину: «дешевая юстиция обходится обществу слишком дорого», все ветви власти обязаны достойно выполнять свой долг во имя покоя и благополучия общества и каждого человека.

ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ, БЕЗУМНЫЙ МИР

Кажется, совсем недавно еще пенсионер мог на рубль накупить столько прессы, чтоб потом весь день считать себя свободным: посиживай в сквере на лавочке, газетки почитывай, перебрасывайся международными, а пуще внутренними новостями с соседями по солнышку. Дети Солнца — так ведь их величали. Теперь другое дело. И деньги иные — не шибко разбежишься с газетами-то. Да и пенсионер вроде бы другим стал. Его уже переговорами того же Евгения Максимовича с какой-нибудь госпожой Мадлен в интерес не заманишь. Он давно и прочно, с головой, окунулся в тот омут, который во все времена — и плохие, и хорошие — обозначали термином «криминал». Криминальная хроника в печати, «Криминальное чтиво» — по телику, криминальные разборки на улицах, криминальные авторитеты на презентациях, на «светских» посиделках, в ресторанах и казино, куда доступ бездолларовому обывателю закрыт, они же, авторитеты, поднимающиеся по ступеням нашего народного парламента, почему-то ассоциирующиеся с «новыми русскими», и, разумеется, не без повода. Жутковато иной раз от кровавого месива, ловко и оперативно подаваемого средствами массовой информации, оторопь берет все того же бедного обывателя, а. тянет, притягивает, волнует. Хоть и страшно, и противно. Другое гораздо хуже — привычным становится. Как все на Божьем свете.

Сейчас на дворе лето. Чудная пора, когда каждый трудяга мечтает отдохнуть. Точнее, мечтал. Раньше. А нынче ему не до отдыха. У всех забот полон рот. Не оставляют они и ту публику, о которой пойдет речь в данной книге. Вот, взгляните на короткую выборку из криминальной хроники, которую мы для вас составили лишь по нескольким московским газетам в эти чудные летние дни.

А давайте с пенсионеров и начнем. Вот, пожалуйста. Во время разборки, происходившей между бомжами на площади Белорусского вокзала, вмешавшийся в выяснения их отношений сотрудник 10-го отделения милиции был ранен одним из бродяг. Тот ударил его ножом в сердце, но лезвие застряло, пробив удостоверение милиционера. Раненый госпитализирован, бомж 1919 года рождения, ранее судимый, задержан.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector